Якутск Понедельник, 24 Июля
Телефоны рекламного отдела:

Информационный портал «Блокнот Якутска» – это не только самые свежие и интересные новости города, но и своеобразный справочник Якутска, который помогает найти нужный товар и услугу или партнеров по бизнесу.

Наш портал работает ежедневно и круглосуточно. Здесь вы можете узнать о самых интересных событиях в жизни города, а также активно участвовать в обсуждении прочитанного.

Хотите быть в курсе всего? Начинайте свой день с нашим сайтом.

Мы муку сбрасывали на парашютах, когда люди в Арктике комбикорм ели - Владимир Членов

Общество, 09.07.2017 19:09
Мы муку сбрасывали на парашютах, когда люди в Арктике комбикорм ели - Владимир Членов

Фото: Сахапресс

Впервые оказавшись в Заполярье в армейской ушанке не по размеру, через многие годы он стал «Почетным полярником». Почти за полвека жизни и работы в Якутии Владимир Членов сменил немало мест и должностей.

Все начиналось против его воли. 19-летнего слесаря-инструментальщика паровозоремонтного завода в конце мая 1970 года привезли в Москву, где выдали валенки, полушубок и шапку с кокардой. Новобранцы с недоумением примеряли обмундирование. А уже через несколько дней они оказались на берегу моря Лаптевых, где Владимир Михайлович полюбил Арктику и нашел в ней себя.

Владимир ЧЛЕНОВ:

- Работать в Оренбургской области я пошел после 9 класса. Мы с мамой жили вдвоем и денег не хватало. Устроился учеником слесаря-инструментальщика на бывший паровозоремонтный завод, где потом достиг высокого 4 разряда, чем горжусь до сих пор. На заводе стал рационализатором, за что получал 10 рублей к зарплате. Параллельно окончил вечернюю школу.

А в 19 с половиной меня призвали в армию. Сначала привезли в Казань в учебный танковый полк. А после окончания курсов в конце мая 1970-го нас с ребятами перевезли в Москву, где выдали зимнее обмундирование. А оттуда сразу в Тикси, где я прослужил два года в инженерном аэродромностроительном полку. То есть, учили на танкиста, а потом отправили строить аэродром. Но кто нас в армии о чем-то спрашивал? В Тикси начинал рядовым, потом дали ефрейтора, а увольнялся уже старшиной. Кстати, в этой же части служил и директор «Якутцемента» Алиш Мамедов, правда, буквально на год позже меня.

Два года я добросовестно служил в Тикси. В армии стал участвовать в общественной жизни Булунского района. Тогда военно-патриотическое воспитание действительно настоящим было. Сейчас только пытаются его возродить, тот же «Бессмертный полк» проводят. А мы жили этим. Командование части отправляло меня то с пионерами в поход, то на встречи с моряками, метеорологами, рыбаками, оленеводами.

После армии остался в Тикси, устроился слесарем в морском порту, правда, по сути был больше сантехником. Дали место в общежитии. С ребятами шабашками занимались – ряпушку ловили, лес на Японию грузили. Плюс в футбол и волейбол играл, спорткомитет, ДОСААФ, комсомол. Полгода даже оленеводом в Булунском совхозе поработал, просто интересно было. Я был делегатом I республиканского съезда молодых оленеводов в 1973 году в Оленьке.

- Ну, и как вам работалось оленеводом?

- Познавательно. Это были золотые времена для оленеводства Якутии. На I съезд в Оленек собралось несколько сот молодых оленеводов. Сейчас, если попытаться провести такое мероприятие, то и близко не получится. И молодых оленеводов столько не наберется, и самолетов, чтобы всех привезти в Арктику. В Булунском районе было 42 тысячи голов оленей, сейчас около 8 тысяч.

- Владимир Михайлович, ваш карьерный рост начался в Булунском райкоме комсомола. Что или кто вам в этом помогал?

- У меня не было в Тикси родственников, поначалу друзей. Там я сформировался как лидер. Помогали мне в этом неравнодушие, самолюбие, честолюбие. Я хотел быть замеченным, полезным, соратником, и у меня получилось. Все это проходило на фоне огромных дел в морском порту Тикси. Мы в год из Одессы, Ленинграда, Дальнего Востока принимали 550 студентов на практику. Тиксинский порт переваливал 950 тыс тонн груза за лето. 360 тыс кубов круглого леса,

который в плотах шел по всей Лене в Тикси, мы только в Японию отправляли. То был рассвет освоения Арктики – северно-морской путь, наука сильно развивалась. В Тикси зарождаются магнитно-силовые линии, зарождается северное сияние. И сегодня там американцы, немцы. А в то время в Тикси был наш советский мощнейший научный потенциал.

Авиация была безумно развита в Арктике. Билет Тикси – Кюсюр стоил десять рублей. И самолеты пять раз в день летали. Да из Якутска в Чурапчу тоже пять рейсов в день было, в Бердигестях летали. В Якутии 440 самолетов было, из них половина – Ан-2. А сейчас мы жителей обезножили…

Ну, еще скажу, что мне везло на людей. В Тикси я застал Папанина, Артура Чилингарова, который до меня был первым секретарем райкома ВЛКСМ, других выдающихся людей. Потом поступали новые предложения по работе, так все и шло.

- Давайте, вернемся к малой авиации. Она, в принципе, может быть рентабельной?

- Нет. И этот вывод не мной сделан. Когда в 1996 году все разрушалось на моих глазах, была разрушена система централизованного снабжения, разваливалась авиация, речной транспорт. У нас тогда было 1800 речных судов, работающих в одном технологическом режиме. Сегодня имеем 400 судов в ЛОРПе и пытаемся что-то там выполнить – перевозили 17 млн тонн в год, сейчас - 3 млн тонн грузов.

Я тогда был зампредседателя правительства. Мы завозили 360 тыс тонн комбикорма в год – Сальский комбикормовый завод в Ростовской области только на Якутию работал. Сейчас завозится 36 тыс тонн. Всем же понятно, что молоко у коровы «на языке». Наши коровы тогда в среднем давали 3 600 литров молока в год, а сейчас 1300… То есть, получается, тогда это было выгодно, рентабельно. Власть могла перераспределять ресурсы, чтобы получать конечную продукцию. А в 96-м экономика республики начала разваливаться.

Мы участвовали во многих совещаниях в Москве при Чубайсе, министрах экономики, финансов. Я им в течение 40 минут рассказывал, что такое депонация, и что без нее жить в Арктике нельзя. Депонация – это накопление грузов с переходящим остатком. Все русские первопроходцы заготавливали грузы, чтобы с запасом хватало.

Потом в Москве признали, что нет альтернативы финансовой государственной поддержке в Арктике. Никаких там рыночных отношений, никакого олова, золота, авиации без господдержки не будет. Теперь все наши лидеры говорят, что в Арктике бизнес без господдержки невозможен. Нужно дотировать рыбу, разные мероприятия, связанные с оленеводством и т.д. Сейчас в Аллаихе нет ни одного домашнего оленя, а ведь в советские времена было 30 тысяч., ну и т.д. Нужно заниматься сохранением здоровья людей, транспортной доступностью, если мы хотим сохранить оленеводство.

- Владимир Михайлович, после резолюции Чубайса в 1996 году что изменилось в Якутии?

- Тогда нам 3 млрд выделили для восполнения транспортных расходов. 1994-1996 г.г. были просто ужасными. Доходило до того, что мы с транспортных самолетов, которые прилетали с Новосибирска, сбрасывали муку на парашютах в Хаир, Юкагир, Тума. Мы просто спасали людей от голода, потому что они уже комбикорм ели. Это все последствия разрушения централизованной системы снабжения. После решений в Москве ситуация стала понемногу выправляться.

- Вы – депутат Ил Тумэна от четырех арктических улусов. Какие задачи перед вами ставят избиратели?

- В последние дни у нас главная головная боль – Абыйский улус. Я не знаю, какие еще испытания его жителям может послать Всевышний. Осенью все завалило трехметровым снегом, погибло больше тысячи лошадей. Из 800 голов оленей осталось 103. Крупнорогатый скот чуть-чуть

сохранили. А ведь больше там заниматься нечем. Здесь государство должно проявить максимальную заботу. Зимой закупили и увезли туда на машинах свыше 200 жеребят из Таттинского и Чурапчинского улусов. Никто не хотел страховать такой груз, проблемы кое-как решили.

Потом началось наводнение, до сих пор все в воде. Аэропорт в Белой горе никогда не затапливался, сейчас вода до сих пор из него не ушла. Люди вынуждены добираться до Якутска сначала до Момы на вертолете, потом пересаживаться на самолет. Здесь нужен сквозной льготный авиатариф, чтобы люди не страдали. А с них берут деньги сначала за вертолет, потом за самолет. Из-за этого мы детей не можем вывезти на отдых. Проблемы решают, но не так, как народ хочет – несвоевременно. А им еще нужно подготовиться к зиме, в таких условиях заготовить сено.

Из Нижнеколымского улуса сколько лет уже не можем построить дорогу до чукотского Билибино - осталось несчастных километров 40. Билибинский район экономически связан с нашим Зеленомыским портом в Черском. Оттуда постоянно вся грузовая база подпитывалась. Чукчи у себя 200 км зимника продленного действия построили, ездят мимо нас в свои населенные пункты, а мы почему-то не можем. Три тонны золота добывают в Билибинском районе, у нас есть неплохие месторождения, но из-за отсутствия дороги не можем взять золото. Да и других проблем в Арктике выше крыши.

- Владимир Михайлович, вы семь лет возглавляете Торгово-промышленную палату республики. Можете подвести какие-то итоги?

- Если бы ТПП с 1992 года, как зародилась в Якутии, работала полноценно, она имела бы куда больший вес как институт поддержки предпринимательства. Лет шесть назад у нас в Палате было всего 24 члена, а сейчас 500. Мы - членская организация, формирующая бюджет из членских взносов. Торгово-промышленная палата России инициирует немало законов в Государственной Думе и добивается их принятия. Мы тоже должны вкладывать свою лепту. Развитие бизнеса в наших условиях резко отличается от остальной России.

- Но ведь это ваша задача, чтобы нас услышали?

- Слышат, но проблемы есть. ТПП по закону, имея доходы от своих услуг, может ими влиять на развитие предпринимательства. Но здесь мы упираемся в тупик. Одна из основных статей дохода Торгово-промышленной палаты – это сертификация товаров, производимых на территории региона. На Сахалине рыбу ловят тысячами тонн, продают за границу, и на нее выдают сертификаты. А мы алмазы не имеем права сертифицировать, золото, сурьма – мимо нас, уголь через Москву проходит. А больше мы ничего не производим. Отправили в Китай несколько ящиков ликероводочной продукции, но разве об этом вообще стоит говорить?

По закону мы должны делать экспертизы на ввозимую продукцию, ту же автотракторную, к примеру. У нас есть для этого специалисты. Но такую продукцию завозят по минимуму в республику. Мы делаем товароведческую экспертизу, если люди обращаются с контрафактом, но это тоже мизер. В декабре 2015 года вышел новый закон РФ «О Торгово-промышленной палате». Мы сейчас готовим свой республиканский закон. Он уже направлен на согласование в правительство. Закон должен дать ответ: какие государственные полномочия нам будут переданы. Всего могут передать 24 вида услуг. Но мы все хватать не собираемся.

В декабре прошлого года главой республики подписан указ, в соответствии с которым ТПП РС (Я) является уполномоченным органом по работе с иностранными гражданами. У нас каждый год появляется 6 тыс мигрантов. Мы бы могли взять на себя языковую подготовку, культурно-историческую, выдавать патенты на работу. Но прошло полгода, мы вложились в проект

деньгами, но до сих пор между МВД РФ и правительством Якутии не подписано соответствующее соглашение - тянется, как и многое другое у нас. Сейчас мы заключаем на уровне ТПП республики соглашение с соответствующими структурами среднеазиатских республик, чтобы создавать условия для завоза в Якутию овощей и фруктов, по другим видам деятельности. И ждем, чтобы органы власти поделились с нами этими полномочиями. Тогда Торгово-промышленная палата получит новый импульс. Я хочу, чтобы меня услышали: доходы нам нужны не ради доходов, а для выполнения своих уставных задач.

Мы – соучредители Агентства по повышению квалификации. Но уже три года топчемся на месте, потому что все перехватывают органы госвласти: Институты дополнительного образования, повышения квалификации и т.д. Между тем, во многих других регионах серьезную статью доходности ТПП составляют именно курсы переобучения и повышения квалификации.

- Вы – депутат двух созывов Ил Тумэна. Нынешний созыв достаточно часто критиковали за принятые или непринятые решения. А как вы оцениваете работу своих коллег?

- Во многом это была правильная критика. Партийная дисциплина зачастую не позволяет депутатам выразить свое личное мнение, вырабатывается коллегиальное решение, и дальше нажимаются кнопки. У многих депутатов и у меня тоже есть свой взгляд на разные вопросы. Нужно выражать свое мнение, бороться за него, заставить других людей задуматься – так ли вопрос нужно решать. Поскольку зачастую депутаты этого лишены, то и принимаются такие законы, как закон о кумысе, который вообще не работает. И таких законов немало. А где закон о потребкооперации? Люди должны добровольно стать пайщиками и разработать себе систему морального и материального удовлетворения, но для этого нужен закон.

- Владимир Михайлович, но опять это ваша задача как депутата и президента ТПП…

- Я этим и занимаюсь. Я инициировал закон о потребкооперации, чтобы население почувствовало свою значимость. Через потребкооперацию выделяются государственные субсидии, дающие потом определенный результат.

- Тогда, может быть, есть смысл переформатировать Ил Тумэн, сократить его партийную составляющую?

- Раз правящая партия добилась своего права управлять, это великого стоит. Такая политическая система сложилась не только у нас в стране. Если «Единая Россия» добилась своего права принимать решения, то они должны быть адекватными, исходить из условий нашей республики. Многое удается, но главная трудность – нехватка государственных средств.

- С кем из руководителей современной Якутии вам больше нравилось работать?

- Мне нравилось работать в нулевые годы в команде Штырова, когда начался созидательный процесс конкретных промышленных объектов. Я не знаю, почему схема мегапроектов не пошла. Это нужно было стране, а не только республике. И общий гражданский был позитивный настрой. Усть-Янский район начал возрождаться на глазах, у Южной Якутии были большие планы. А в 90-е годы все разрушалось. Сейчас есть предпосылки, я вижу их. Но нужно конкретизировать направления.

Если мы хотим сегодня брендировать свою родную Якутию, о чем вы писали, то нужно брать конкретные продукты, чтобы люди почувствовали, что это можно сделать. Если лесную отрасль мы развалили до основания, значит нужно в ней что-то выделить. Давайте, к примеру, делать мебель. Пусть несложную, но ведь школьные парты для себя мы сделать в состоянии? Сейчас мы даже больничные кушетки завозим, куда уже дальше. В каждом улусе был промкомбинат. Советских объемов мы, конечно, не достигнем, но ведь одну среднюю фабрику можем сделать рентабельной?

У нас запатентовали биодобавку из ягеля. Читаем: «натуральный детоксикант, снижает токсическое действие алкоголя в три раза, снижает интенсивность похмелья более чем в 20 раз». Ну разве это неактуально? Но выпускается это в Москве, хотя препарат запатентован и готовится в Якутске. Биодобавка из корня лиственницы нашими же вывозится в Амурскую область и там выпускается. БАДы из рыбьего жира и костной муки тоже мы только на выставках показываем.

Мне кажется, правительству нужно принимать конкретные решения. Ну, примите вы конкретное решение о соли! В 20-30 годы в Якутии 4 тыс тонн соли добывали, весь Дальний Восток обеспечивали. Значит, это было выгодно? А сейчас возим соль из Беларуси, Усолья-Сибирского. Про цеолит мне даже говорить больно. Есть на этот счет конкретное поручение правительству: сами себе поручают и ничего не делают. У нас сейчас есть Территория опережающего развития. Завозите сюда наш сунтарский цеолит и выпускайте из него все: от препарата для сушки обуви, обеззараживания холодильных камер, сухих духов, добавок в корм скоту, цементную промышленность и т.д. Решите один раз этот вопрос! Туда нужно вложить деньги, подготовить кадры и все.

Раньше приняли конкретное решение о Хатасском свинокомплексе, он сейчас работает. Когда я работал в Нюрбе, приняли решение по птицефабрике, она теперь уже 40 лет работает. Фабрики, заводы сами не появятся. Нет, многое делается, но нужно сконцентрировать внимание на какой-то конкретной продукции. Чтобы потом говорить: «Сделано в Якутии».

На мой взгляд, сейчас молодежь тяготеет не только к IT-технологиям, но и к отверточным. Давайте, завозить комплектующие и что-то производить. Потому что руки должны работать вместе с мозгами – тогда отдача будет.

- Владимир Михайлович, насчет «Сделано в Якутии». Знаю, что вы занимаетесь разведением коз.

- В выходные все, как люди, отдыхали, а я сено косил. Мне на каждую козу нужно накосить 500 кг сена. Сейчас их у меня 16 на даче. В зиму оставляю 5-6, остальных забиваю на мясо. Я козами 20 лет занимаюсь, это уже какая-то страсть. Сегодня утром подоил, покормил. На все это уходит от силы 35-40 минут. Но это ответственность, обязанность и удовольствие. Плюс незаменимое ничем козье молоко. Немного мягкого сыра для себя делаем.

- И последний вопрос: сегодня вы рассказывали много грустных вещей, ну, а все-таки, у Якутии есть будущее?

- Конечно, причем хорошее светлое будущее. Сейчас уже есть определенное послабление по энерготарифам, что безусловно даст толчок развитию производства. Только не могу понять – почему у нас такой тупизм с малой авиацией. Сейчас штук 30 частных самолетов в республике. Пока действуют ограничения на их коммерческое использование. Но рано или поздно, уверен, их снимут. Давайте, хотя бы сначала научимся летать, а потом уже зарабатывать. Все всё понимают. Трутнев, когда был министром природы РФ, занимался малой авиацией. Но надо ею заниматься не в Татарстане или Туле, а в Якутии, где это вопрос жизни. Без нормальной транспортной доступности республика развиваться не сможет. Давайте, начнем с этого. Ради будущего.

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, Якутск Вечерний

Справка:

Членов Владимир Михайлович - Президент Торгово-промышленной палаты РС(Я), депутат Ил Тумэна IV и V созывов. Родился в 1950 году в г. Абдулино Оренбургской области.

В 1984 году окончил ЯГУ имени М.К.Аммосова по специальности «история». В 1990 году Хабаровскую Высшую партийную школу по специальности «политология». В 2005 году Санкт-Петербургский институт управления и экономики, получив специальность «государственное и муниципальное управление».

С 1969 по 1970 гг. - слесарь-инструментальщик завода по ремонту путевых машин;

С 1970 по 1972 гг. - служба в Советской Армии;

С 1972 по 1980 гг. - инструктор Булунского райкома ВЛКСМ; председатель райкома по культуре и спорту при исполкоме Булунского райсовета; зав. орготделом, 2 и 1 секретарь Булунского РК ВЛКСМ;

С 1980 по 1982 гг. - зав. отделом пропаганды и культурно-массовой работе Якутского Обкома ВЛКСМ;

С 1982 по 1985 гг. - инструктор орготдела Совмина ЯАССР;

С 1985 по 1991 гг. - завотделом Ленинского РК КПСС; зампредседателя Ленинского райисполкома; Секретарь Сунтарского райкома КПСС; председатель Сунтарского райсовета народных депутатов; зампредседателя Ленинского райсовета;

С 1991 по 1992 гг. - замминистра хлебопродуктов и пищевой промышленности ЯАССР;

С 1992 по 1995 гг. - директор Департамента по материально-техническому снабжению РС(Я);

С 1995 по 2002 гг. - министр материальных ресурсов, торговли и транспорта РС (Я); заместитель Председателя Правительства РС (Я) - министр материальных ресурсов, торговли и транспорта; министр материальных ресурсов, торговли и транспорта РС (Я);

С 2002 по 2010 гг. - министр транспорта, связи и информатизации РС (Я);

С 2010 г. по н/в - советник генерального директора исполнительной дирекции ОАО «Сахатранснефтегаз».

Заслуженный работник народного хозяйства РС (Я), Почетный работник транспорта, «Почетный полярник РФ; «Почетный гражданин Булунского улуса». Награжден знаком отличия «Гражданская доблесть». Отличник государственной гражданской службы РС(Я).

Женат, имеет 3-х детей и 3-х внуков.

Новости на Блoкнoт-Якутск
Владимир ЧленовИл ТумэнЯкутиябренд ЯкутииАрктика
2
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое