Якутск Суббота, 25 Ноября
Телефоны рекламного отдела:

Информационный портал «Блокнот Якутска» – это не только самые свежие и интересные новости города, но и своеобразный справочник Якутска, который помогает найти нужный товар и услугу или партнеров по бизнесу.

Наш портал работает ежедневно и круглосуточно. Здесь вы можете узнать о самых интересных событиях в жизни города, а также активно участвовать в обсуждении прочитанного.

Хотите быть в курсе всего? Начинайте свой день с нашим сайтом.

От икон до шаманов. Якутский художник применяет уникальную технику

Культура, 13.11.2017 05:22
От икон до шаманов. Якутский художник применяет уникальную технику

Бухгалтер, этнограф, педагог, художник - с этим внуком шаманов лучше не ссориться. Впрочем, Юрий Слепцов не старался развивать доставшиеся от предков мистические способности. Зато в мирской жизни никогда не останавливается, готовый в любом возрасте открывать новые горизонты.

В далеком 1963-м в Арктике случай спасения такого новорожденного был почти уникальным. Когда у женщины в поселке Дружина Абыйского района отошли воды, она не запаниковала в отличие от медиков. Санавиацией роженицу отправили в Зырянку, где в то время в этой части Якутии было единственное место с круглосуточным электричеством. Семимесячного мальчика выходили. И благодарная мама попросила русских врачей наречь сына. Те на эйфории после полета Гагарина, не мудрствуя лукаво, назвали сына Алексея Слепцова Юрием. Как и знаменитый тезка, он всю жизнь покорял новые высоты, показывая недюжинные способности и характер, позволяющие ему добиваться успеха.

на перевале.jpg

Юрий СЛЕПЦОВ:

- По образованию я товаровед-аудитор, но занимаюсь этнографией, пишу кандидатскую по педагогике, вырезаю картины. Круг моих интересов в жизни зачастую определял случай. Да и само мое появление на свет – в какой-то мере случайность. Тогда в Якутии таких новорожденных нечасто выхаживали. Когда нас с мамой выписали из Зырянки, в Абые я начал болеть. И мой дед-шаман сказал, что мне, чахлому ребенку, в Абые не климат. Мне нужен был горный воздух, и мы переехали в Мому, где я и провел многие десятилетия.

Переехал в Якутск в 1991-м к своей городской жене. Тогда я лежал в Якутской больнице с заболеванием легких. И каждый вечер пел под гитару на лестничной площадке. Врачи поначалу ругались. А потом завотделением сказал: «Пусть поет. Так после операции легкие лучше восстанавливаются». Там на обследовании лежала одна девушка Мария, которая заинтересовалась, что это за певец. Так познакомились и вскоре поженились, я переехал в Якутск. И больше не пел и не играл на гитаре.

- Почему?

- А зачем? Свое дело я уже сделал (смеется). В 2000 году я организовал в райцентре Хонуу Момского улуса лагерь для детей эвенов. Я по национальности саха, но постоянно поддерживаю связь с местами, которые стали мне родными. Начал искать литературу по момским эвенам и оказалось, что ничего нет. Момские эвены имеют свои большие отличия. Они, к примеру, практически не понимают язык кобяйских или охотских сородичей.

Вообще, наши эвены называют себя «ывын». Говорят, эвен – это вы сами придумали. В лагерь мы набрали носителей языка и культуры. И на лето ушли в леса. Дети оленеводов каникулы итак проводили в стойбищах. А мы брали ребят учителей, врачей, алкоголиков, кто не мог с головой окунуться в свою историческую культуру. Через год еще открыли кочевой экологический лагерь. А в 2002-м такой же лагерь организовали в  Улахан-Чистае Момского улуса. Там эвены живут более компактно и было проще.

Поварне.jpg

- Юрий Алексеевич, а на какие деньги все это создавалось?

- На гранты. Когда было достаточно денег, могли и вездеход нанять. А обычно груз перевозим на лошадях, а дети пешком. Когда встречаем оленеводов, кочуем с ними. Поначалу я набирал детей одного возраста. Но внутри вставал вопрос лидерства, конфликтные ситуации. А когда разновозрастные, то младшие равняются на старших, а старшие им помогают.

Тогда же мы начали по крупицам собирать сведения об этнографии момских эвенов – обряды, игры, пословицы… А первую брошюру «Эвены Момского района» выпустили по топонимике. Дети проще усваивают родной язык, когда объяснение идет через знакомые понятия – названия рек, озер, гор.

А вообще я хотел вырасти там гидов, которые бы знали не только русский, якутский, эвенский, английский, но местные растения, историю, обряды. Может быть, когда-нибудь создадут условия, чтобы туристы в Мому поехали. А у нас уже готовые кадры. Я кандидатскую диссертацию тоже по момским эвенам пишу, правда, уже давно. Мы, северные люди, замороженные. Мне и жена говорит: «То, что за пять минут можно сделать, ты вечно тянешь». Так что, может быть, все-таки соберусь и закончу диссертацию.

В 2005 году мой учитель – известный археолог Василий Попов – пригласил меня в археологическую экспедицию. Вместе с французами ездили по Чурапче, Татте. Когда потом Василий Васильевич приглашал меня на работу, он говорил, что у меня видение другое, неиспорченное академической учебой (смеется). Но в археологию я не пошел, а пошел в этнографию. И в 2008-м устроился лаборантом в Институт гуманитарных исследований и коренных малочисленных народов Севера.

21741058_10210168804836130_8259874683085002088_o.jpg

- Вы занимаетесь какой-то уникальной резьбой. Расскажите, пожалуйста, об этом.

- Эту технику я называю граттаж на пластике – выцарапывание рисунков. Обычно бумагу заливают тушью, а затем иголкой выцарапывают на ней рисунок. А я то же самое делаю на пластике. Эту технику в 1983-м мне показал сослуживец в армии. Тогда мы брали пластик с крышек столов и распиливали его. Потом покрывали морилкой и выцарапывали по ней. Я же технику усовершенствовал, стал покрывать пластик тушью – так лучше получается. Потом, правда, поверх туши обязательно лаком покрывать нужно. У меня картины более тонкие получались. И мы с другом в армии начали таким образом выцарапывать иконы и продавать местным бабушкам.

21731710_10210168804436120_6198189524988298801_o.jpg

- Юрий Алексеевич, тогда за написание икон можно было из комсомола вылететь. Отцы-командиры вас не ловили?

- Я не был комсомольцем. В школе класс у нас был своеобразный – мы каждый год классного руководителя меняли. Мой друг был тоже не подарок. И когда его отказались принимать в комсомол, я из солидарности тоже не пошел. Когда во второй раз пытались принять, я уже знал, что в комсомол еще взносы платить надо. И отказался, сказав, что устав не знаю. Отсутствие комсомольского билета мне никогда в жизни не мешало – я же не враг народа. А в армии за иконы нас особо не гоняли. Мы их, конечно, прятали в Ленинской комнате – я был писарем. Однажды замполит нашел, забрал, но никаких последствий.

Я занимаюсь граттажем на пластике непостоянно. Были времена, когда просто делал картины в подарок на дни рождения, свадьбы. А в 1986-м послал одну картину на пластике и несколько альбомных набросков в Киевское художественное училище. Честно написал: художественную школу не заканчивал. Но меня приняли без экзаменов и к 1 сентября пригласили в Киев. Доехал до Москвы, а там знакомые отговорили. В апреле 86-го Чернобыль взорвался. Говорили, в Киеве большой уровень радиации.

В это время я был разнорабочим в «Колымторге», деньги платили хорошие. И поехал смотреть Ленинград. Со мной случайно в одном гостиничном номере оказался русский парень, поступавший в Суриковское училище. Я тоже сдал свои работы в приемную комиссию. Профессору-еврею очень понравились, попросил рассказать, как я делаю картины. Он меня в училище принял. Но для поступления нужна была ленинградская прописка. Я человек ветренный был и не стал прописку искать, вернулся в Якутию. Из-за непогоды застрял в Якутске, опоздал на работу.

А тут - выездная приемная комиссия Иркутского техникума советской торговли. Подал документы, чтобы прогулы на работе закрыть. В те времена в бухгалтеры, экономисты парни редко шли. Не скажу, что имел глубокие знания. Но по половому признаку меня приняли. По окончании стал товароведом, в Моме дослужился до заведующего торговым отделением.

21729027_10210168801636050_1076528819590260666_o (2).jpg

- Торговля творчество не убила?

- Нет. Спасибо жене. В 1991-м я ей на свадьбу икону подарил. А она предложила принять участие в выставке народных мастеров в ДК Кулаковского. Подготовил несколько работ. И тогда уже на меня наши мастера внимание обратили. Помню, главная картина «Шаман» была, вызвавшая особый интерес.

- Юрий Алексеевич, иконы, шаманы… Своей карме не боитесь навредить?

- Шаманом был отец моего отца, а удаганкой мать моей матери. Сейчас все саха кричат, что они - потомки шаманов и князцов. Но у меня действительно такие корни. Даже в советское время мой дядя – ярый коммунист -  мне рассказывал про свою мать-удаганку и деда-князца. А его сестра – моя мама - ругалась: «Напьется старик, лишнее рассказывает». В советские времена ведь все, наоборот, писали, что из батраков. Они рано стали сиротами, поэтому в анкетах себя так и записывали.

Я находил людей, которые в детстве видели мою бабушку-удаганку. Они говорили, что, когда камлала, она себя резала, била топором, была вся в крови. А утром выходила абсолютно нормальная, без следов. Разговаривая с огнем, она рассказывала, что будет: кто приедет, кто умирает, кто болеет. А деда по линии отца старики боятся по имени называть, особенно когда солнце заходит. Говорят, что нельзя после захода шамана по имени называть.

Когда я рисую шамана, у меня какой-то азарт появляется. Многие потом говорят, что заряжаются от этих картин. Ну, а кому-то плохо становится. В 1998-м картину с шаманом у меня во Владивосток купили. Сказали, что для директора фирмы, американца. Через какое-то время телефонный звонок домой: «Что за сила у вашей картины?». Повесили возле одной работницы, у нее мужа в армию забрали. Другие неприятности пошли, она испугалась, и картину перевесили. Тогда у другой женщины какие-то несчастья начались. Я посоветовал огонь покормить, объяснил, как это нужно. Больше звонков не было.

21728802_10210168802916082_751433681531701407_o.jpg

- Сколько времени уходит на одну работу?

- Обычно я делаю небольшие картины, примерно А5 размера. Иногда дня за два заканчиваю. Покрываешь пластик тушью и начинаешь хирургическим глазным скальпелем процарапывать рисунок. Процарапываешь только краску, не пластик. И чем глубже процарапываешь, тем явственнее выходит цвет пластика, светлее получаются линии. За счет силы нажима скальпеля делаешь тени и т.д.. Таким образом, картины у меня только в двух цветах. В общем, работа на кончике пальцев. Иногда нечаянно сильно скальпелем нажмешь, и этот деффект уже не устранить. Перекрашивать нельзя – структура краски меняется. Поэтому работаешь практически без эскиза. Ведь каждый нажим карандашом оставляет свой след на туши. Поэтому последователей практически нет. Пробуют, стараются. Но не у каждого терпения хватает. Я даже пытался запатентовать технику «граттаж на пластике», но это слишком хлопотным оказалось.

- Заказы на картины поступают?

- Раньше хорошо шли, а сейчас кризис. Если был бы спрос, я бы, наверное, занимался только этим. Пытался пробиться на международные выставки, но там нужны раскрученные имена. Если тебя не знают, то и выставлять не будут. К нам в институт для организации выставки работ якутских кузнецов приезжали специалисты из Венгрии. Говорили, что в такой технике в Европе никто не работает. Советовали, больше выставляться.

Но где выставляться? Меня приглашают музеи Чукотки, Камчатки, Хабаровска. Дают бесплатно выставочные площади. Но ведь нужны деньги, чтобы хотя бы свои работы туда отправить. Хотел выставку сделать в Якутске в Художественном музее, там с меня хорошие деньги запросили. То есть, другие регионы бесплатно приглашают, а дома наоборот – нет пророка в своем Отечестве. Впрочем, такова судьба многих мастеров. Чтобы стать известным на родине, часто умереть надо (смеется) – к чему я вовсе не стремлюсь.

Хочу подать заявку на грант президента России для поддержки творческих людей. У нас в республике таких грантов я не знаю. Хочу выставлять работы наших мастеров, таких как Михаила Старостина, Туяры Шапошниковой, чтобы люди могли с ними познакомиться. Якутия богата талантами, но многим нужно помогать. Я бы не отказался, чтобы мои работы тоже где-то показывали. Недавно 150 человек делегация в Турцию ездила. Алгыс, хомус – это, конечно, хорошо. Но возьмите и работы наших якутских мастеров, чтобы представить всю палитру народного творчества. А то мы в своем котле варимся. Чукотских косторезов во всем мире знают. Но и у нас мастера не хуже. Просто они не могут выставляться за рубежом. А в этом должна помогать власть. Так международный имидж республики повысится. Изделия якутских кузнецов в Венгрии выставляли по инициативе нашего Института гуманитарных исследований, а не по линии правительства.

21729055_10210168805236140_4930143067435730646_o.jpg

- Вы считаете себя художником?

- Один мой друг сказал: «Юра, ты сможешь считать себя художником, когда твои картины красть будут». Первую подаренную мною картину украли еще в 90-е. Но чаще я вспоминаю другой случай. Иногда компании берут у меня в аренду картины с национальными мотивами. Начальники говорят, что они им договоры с иностранцами заключать помогают. Некоторые картины я не продаю, поэтому они могут только выставляться. Особенно шаманов иногда годами делаешь и расставаться с ними очень жалко. И вот в одной компании украли картину «Момские охотники», о чем я очень жалею.

Если серьезно, то себя я художником не считаю. Хотя мне было приятно, когда наш известный, недавно почивший мастер Афанасий Осипов говорил, что у меня свой особенный взгляд на мир. И что хорошо, что я не учился и не был испорчен академическим образованием. И все же жалею, что не прошел эту школу, хотя бы эскизы рисовать научился.

21743591_10210168803076086_1608808074559581014_o.jpg

- Юрий Алексеевич, от предков вам шаманские способности не передались?

- Я - не шаман. Но иногда все происходит так, как я говорю. Как-то в 90-е две женщины-экстрасенсы – удаганок сейчас, считаю, нет – разглядывая на выставке мою картину шамана, предупредили, чтобы я был осторожен со словами, что мои проклятия могут сбыться. Про проклятия не знаю – без них обхожусь.

Как-то в конце 90-х я рисовал портрет Егора Борисова, когда он был в опале, работая директором НИИ сельского хозяйства. Я тогда сказал, что он будет нашим президентом. А в 2010-м из-за замыкания электропроводки загорелась крыша нашего дома. И эта картина, давно забытая на антресолях, должна была сгореть. Но у нее обуглился только багет, а сама не пострадала. «Долго будет править», - сказал я тогда жене.

- В связи с этим вопрос: как долго еще Егор Афанасьевич останется в должности главы республики?

- Скоро уйдет. Я всегда считал его умным человеком. Но он засиделся в должности. Всегда нужно уметь вовремя уйти, дать дорогу другим. Только тогда может быть движение вперед. Ты же ведь не Петр I. Я не хочу зла Егору Афанасьевичу, но скоро он уйдет с должности. Как скоро, говорить не буду.

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, Якутск Вечерний

Новости на Блoкнoт-Якутск
Юрий Слепцовмомские эвеныэтнографияграттаж
1
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое