Якутск Вторник, 11 Декабря
Телефоны рекламного отдела:

Информационный портал «Блокнот Якутска» – это не только самые свежие и интересные новости города, но и своеобразный справочник Якутска, который помогает найти нужный товар и услугу или партнеров по бизнесу.

Наш портал работает ежедневно и круглосуточно. Здесь вы можете узнать о самых интересных событиях в жизни города, а также активно участвовать в обсуждении прочитанного.

Хотите быть в курсе всего? Начинайте свой день с нашим сайтом.

Общество, 18.12.2017 02:32

Центр экологического мониторинга в Якутии настроили на гептил

Центр экологического мониторинга в Якутии настроили на гептил

На фото: Лена Волкова

Когда-то нерюнгринская угольная пыль сделала серой ее модную розовую шубку. И кто знал, что через годы она разберет эту самую пыль на компоненты, чтобы определить уровень опасности. Все десять лет его существования Лена Волкова возглавляет уникальный Центр экологического мониторинга, работать с которым теперь хотят самые крупные и недоступные корпорации. Для Республиканского информационно-аналитического центра экологического мониторинга (РИАЦЭМ) Министерства охраны природы Якутии, кажется, больше нет запретных тем. Им в помощь местные «зеленые» или просто неравнодушные люди, от которых так часто отмахиваются власти.

Лена ВОЛКОВА, директор РИАЦЭМ:

- Наш информационно-аналитический центр никогда не стоит без работы. Объемы такие, что мы мечтаем о расширении штата. Едва ли не каждый день, кроме плановых мероприятий, появляются новые обращения, которые требуют серьезной проверки.

Так, в феврале этого года в Министерство охраны природы обратилась официальная делегация Вилюйского улуса, в которую входили руководители районной администрации и главы наслегов. Их беспокоили два момента: влияние на окружающую среду фрагментов отделяемых частей ракет (вторая ступень запущенных с космодрома Восточный ракет-носителей «Союз-2» падает на территорию Вилюйского района – С.С.) и газодобытчиков, в основном, Якутской топливно-энергетической компании (ЯТЭК). Мы согласовали программу исследований с местными властями, руководством ЯТЭК и «Сахатранснефтегаза». В ходе этой работы появились новые задачи. К примеру, нас попросили заодно исследовать несколько озер, где люди получают питьевую воду изо льда.

По отделяющимся частям ракет вопрос очень интересный. Оказывается, не разработана методика выполнения анализов и нормативы содержания ракетного керосина в природных средах. В прошлом году мы от республики включали предложение в резолюцию научно-практической конференции на Алтае разработать такую методику. Наши алтайские коллеги говорят, что уже лет 30 этого добиваются. Есть методика определения и нормативы содержания нефтепродуктов, но ракетный керосин, все-таки, несколько иное.

- А это важно знать, сколько именно ракетного керосина в природной среде? Ведь это все равно нефтепродукт.

- Это интересно и должно быть определено. Роскосмос сейчас начал работать в этом направлении. Мы же у себя в республике пока просто нарабатываем статистику возможного влияния отделяющихся частей ракет на экологию, ведь было только два запуска с Восточного. Из материалов оценки воздействия на окружающую среду известно, что в ракете-носителе «Союз-2» используется в качестве топлива керосин. 

Это закреплено и в договоре с Роскосмосом, где гарантируется, что в ракете-носителе не будут использоваться химические вещества 1 класса токсичности, такие, например, как гептил. Несмотря на это, как говорится, для собственного успокоения Министерством охраны природы закуплено оборудование по определению гептила и его производных. Две недели назад мы прошли аккредитацию по исследованию этих компонентов.

-Лена Семеновна, насколько, на ваш взгляд, оправданы волнения якутян по поводу падения частей ракет?

- Очень хорошо, что республика располагается на таком участке траектории запусков, что у нас падают только створки головного обтекателя и вторая ступень. Это предопределяет наименьшее количество рисков. После второго запуска мы еще продолжаем исследовать отобранные пробы. Но, как и после первого, пока ничего серьезного, заслуживающего внимания, не обнаружили.

- Вы исследовали зоны, где во время пусков в 60-70-е годы в Якутии падали части космических ракет?

- Вы нам скажите, где они лежат. В те же 70-е годы действительно ракеты запускали на гептиле. Но в воде он очень быстро растворяется и его не определишь, в воздухе тоже быстро трансформируется. А в донных отложениях и почве гептил достаточно устойчив. Дайте координаты, где лежат обломки, и мы возьмем там пробы. Но конкретно пока никто не назвал ни одного места.

Справка «ЯВ»:

Ранее на территории республики в качестве районов падения вторых ступеней ракет-носителей использовались участки Верхоянского улуса (1983-1994 годы 11 пусков с космодрома «Плесецк») и Нюрбинского улуса (1990-1994 годы 3 пуска с Байконура). В их двигательных установках применялось жидкое ракетное топливо несимметричный диметилгидразин - гептил. Об использовании участков территории республики под районы падения отделяющихся частей ракет- носителей до 1983г. официальной информации нет.

По результатам исследований, выполненных с 1997 по 2002 годы Московским госуниверситетом, ГП «Московский институт теплотехники», НИЦ «Экобезопасность», ИПЭС АН РС(Я), Институтом здоровья АН РС(Я) и ГУП «Центргеоаналитика», в указанных районах падения отделяющихся частей ракет-носителей признаков экологически опасного химического загрязнения установлено не было, все параметры объектов окружающей среды после пуска ракет-носителей оставались на уровне фоновых природных значений.

- Ну, а что ЯТЭК, чьи газовые месторождения вы обследовали в этом году в Вилюйске?

- Там тоже ничего страшного не выявлено. К примеру, по нашей оценке, загрязняющие вещества от выхлопных газов автомобилей в Кысыл-Сыре больше аккумулируются в снегу на территории поселка, чем выбросы от факелов, сжигающих излишки газа на месторождениях. Эта информация не всем понравилась, но таковы результаты исследований и у нас нет оснований в них сомневаться.

IMG_8113 (1).JPG

- Какие районы республики в экологическом плане вызывают наибольшее беспокойство населения?

- Обоснованное беспокойство проявляют жители алмазной провинции. В середине прошлого века здесь было недостаточное регулирование в области экологии. До сих пор мы фиксируем последствия этого. В прошлом году прошли парламентские слушания в Нюрбе по проблемам бассейна реки Марха. В 2011-2012 г.г. мы стали выявлять повышение уровня минерализации в нижнем течении Мархи. И в 2012-м мы провели масштабное обследование территории в зоне воздействия Мирнинского и Удачнинского ГОКа.

В Удачном были обнаружены выходы высокоминерализованных рассолов в пойме реки Далдын. Метод захоронения рассолов в толще мерзлых пород запатентован и применяется с 80-х годов, альтернативы ему пока нет. Рассолы природного происхождения. При разработке карьеров их отводят в накопители или, как в Удачном и Накыне, применяют технологию закачки рассолов в вечномерзлые породы. В Удачном в год таким образом захоранивается до 1,5 млн кубометров рассолов. На литр воды в них до 400 грамм минеральных солей, высокое содержание лития, бромидов. Были даже планы по добыче того же лития из рассолов, но это оказалось экономически нерентабельным. 

И в 2012-м мы установили, что в пойме реки Далдын (левый приток Мархи) произошел выход этих рассолов на земную поверхность. Тогда компанией АЛРОСА было принято оперативное решение о прекращении закачки рассолов на этом полигоне. Через несколько месяцев Удачнинский ГОК ввел в эксплуатацию новый полигон захоронения Левобережный, и в 2013-м были выделены 55 млн рублей для того, чтобы закупить водоочистные установки в селах по реке Марха. Мы также познакомились с работой производственно-санитарной лабораторией Удачнинского ГОКа и рекомендовали им приобрести новое оборудование, способное определять бромиды. В 2013-м они его закупили. В 2016 году АЛРОСА профинансировала установку еще 12-ти водоочистных установок в Сунтарском районе.

- Значит, теперь жители прибрежных наслегов в экологически неблагополучных районах пьют чистую воду?

- Во-первых, минеральные соли сильно разбавляются в реках. Уровень минерализации, понятно, зависит от уровня воды. Там, где уже работают водоочистные установки, питьевую воду жителям продают – та же схема, что и в Якутске. Ведь установки нужно обслуживать, менять фильтры. Ну, а как в наслегах воду покупают, сказать не могу.


Наверное, это был случай. Выпускница отделения прикладной математики ЯГУ Лена Волкова учила школьников делить и умножать, преподавала бальные танцы. Говорит, что жизнью была довольна. Но после рождения второго ребенка, в 2002 году ее пригласили на работу в Министерство охраны природы.

Лена ВОЛКОВА:

- У нас тогда был отдел цифровых технологий, занимались геоинформационными системами и дистанционным зондированием Земли, в том числе проводили мониторинг лесных пожаров. А в 2004-м начали создавать интерактивную карту особо охраняемых природных территорий Якутии. Разместили ее на сайте Министерства охраны природы. Потом сделали англоязычную версию для популяризации нашей экологической программы во всем мире. Кстати, из-за границы было достаточно много просмотров. Через два года тогда министр Владимир Григорьев предложил объединить наш Центр экологического мониторинга с лабораториями. Так, в декабре 2007-го постановлением правительства был создан РИАЦЭМ, которому в эти дни исполняется 10 лет.

- Лена Семеновна, вы являетесь республиканской структурой. А в Якутии сейчас работают крупные федеральные корпорации, такие как Газпром, Транснефть и т.д. Они вас всерьез воспринимают?

- Мы выстроили свою работу таким образом, что нас воспринимают как неизбежность. Наше учреждение не является надзорным органом, но мы являемся экспертной организацией для надзорных органов. Что касается федеральных компаний, то там проблемы действительно были. Год назад, к примеру, мы три дня дожидались в Ленске согласования гендиректора «Трансгаз Томск», прежде чем нам дали добро на проведение совместных исследований по строящемуся газопроводу, выделили вездеход для поездки по труднодоступным объектам «Силы Сибири». Сейчас такого отношения уже нет.

В прошлом году «Газпром добыча Ноябрьск» предоставлял вертолет для поездки на Чаяндинское месторождение, «Тас-Юрях нефтегазодобыча» ежегодно предоставляет транспорт для обследования территорий расположения подземных ядерных взрывов на Среднеботуобинском месторождении в Мирнинском районе, АЛРОСА помогает проводить обследования труднодоступной территории места подземного ядерного взрыва «Кратон» в районе Айхала, «Востокинжиниринг» в этом году доставляла наших специалистов на Томтор.

В этом году обследовали объекты ВСТО и «Силу Сибири» вместе со специалистами «Транснефть Восток», «Стройгазконсалтинг», «Газпром добыча Ноябрьск» и «Газпром Трансгаз Томск» в Алданском, Олекминском, Ленском районах.

Должна сказать, что за эти два года каких-то серьезных нарушений экологического законодательства там выявлено не было. Хотя отдельные замечания, конечно, есть. Мы даем свое экспертное заключение, рекомендации. Но, если они не исполняются, тогда наступают санкции.

В структуре РИАЦЭМ шесть аккредитованных лабораторий – в Алдане, Ленске, Нюрбе, Мирном, Якутске, Олекминске. Данные наших лабораторий суды принимают как неоспоримое доказательство. Кроме того, с 2010 года учреждение аккредитовано в качестве экспертной организации. Лаборатория фиксирует результаты, а интерпретацию этих результатов проводит уже экспертная группа.

В результате в 2015 году в Усть-Майском районе с нашей помощью госинспектора охраны природы выявили крупное нарушение по золотодобывающему предприятию «Бриндакит». Предприятие сливало неочищенные сточные воды с открытых отстойников прямо в реку. По результатам экспертиз воздействие на водные объекты было оценено в 3,5 млн. рублей. Горнодобывающей компании «Алдан» в Алданском районе предъявлен иск на 34 млн. В 2017-м по золотодобывающим ООО «Север» и «Практик и К» в Оймяконском районе выявлены злостные экологические нарушения, по которым также госинспекторами охраны природы проводится претензионная работа, взыскиваются иски по нанесенному вреду.

Если же нарушения устраняются оперативно, предприятие может минимизировать суммы, предъявляемые к возмещению. Ну, или исключить их в дальнейшем. Так, после нашего рейда в Оймяконском районе предприятие «Поиск Золото» оснастило свою экологическую службу оборудованием для контроля содержания взвешенных частиц в сточной воде.

В прошлом году госинспектора в Алданском, Нерюнгринском районах оформляли нарушения почти на каждом проверяемом участке. А в этом году – крупных нарушений почти не выявлено. Иными словами, люди знают, что к ним поедут. С весны начинают укреплять дамбы.

- А как дело обстоит на угледобывающих предприятиях Нерюнгринского района?

- Там нас интересуют состояние воздуха и шахтные воды, которые необходимо очищать. В «Якутугле» хорошо налажена работа по очистке сточных вод. Кстати, в прошлом году для определения загрязняющих веществ мы отправляли в специализированный институт РАН в подмосковье уголь с Нерюнгринских месторождений до и после обогащения. Ожидали, что там обнаружим всю таблицу Менделеева. Но к нашему удивлению в угле немножко алюминия, чуть-чуть свинца и, в общем, все, на что стоит обращать внимание.

В 80-е годы я приезжала в Нерюнгри на конкурс по бальным танцам в феноменальной розовой шубке, а когда через четыре дня вернулась в Якутск, она была серой. В прошлом году мы исследовали состояние воздуха в районе «Якутугля» и ничего серьезного не обнаружили. В последние три года, по данным Росгидромета, там так и вовсе по статистике состояние воздуха улучшилось. Правда, это связано с тем, что федеральные нормативы содержания формальдегидов стали менее жесткими. И, соответственно, как бы резко улучшилось качество атмосферного воздуха.

Реально же с 2006 года воздух стал лучше в Мирном. Компанией проведена изоляция водоносных горизонтов, которые служили источником выбросов сероводорода. В последний раз высокий уровень загрязнения сероводородом фиксировался в Мирном в 2009 году, больше ни одного случая. Улучшилось качество воздуха и в Якутске, после проведения работ по ремонту городских дорог.

- Лена Семеновна, какое оборудование вы еще хотели бы получить для проведения более качественных исследований?

- В последние годы мы серьезно укрепили свою техническую базу. С 2007 года значительно расширены площади лабораторных помещений. На деньги из республиканского бюджета, отремонтировали здание центральной лаборатории в г. Якутске. РИАЦЭМ оснащен передвижными лабораториями на базе КамАЗ и ГАЗ-66, что позволяет нам проводить экологические обследования в самых труднодоступных уголках республики.

Нынешний Год экологии тоже помог – благодаря поддержке правительства республики и депутатов Ил Тумэн приобрели новые приборы. У нас, к слову, есть и свой «живой уголок»: цериодафнии и инфузории туфельки, которые мы выращиваем в питательных средах при определенных климатических условиях. На этих простейших микроорганизмах проверяется токсическое действие загрязнителей.

Судите сами: в 2015 году РИАЦЭМ Министерства охраны природы Якутии первым в России получил аккредитацию органа инспекции в области охраны окружающей среды.

Хотелось бы, конечно, зарплату побольше. Штат РИАЦЭМ составляют 50 специалистов высочайшей категории. Чтобы сотрудник имел право поставить свою подпись под каким-либо документом, он должен три года стажером проработать. А зарплата начальника лаборатории 40 тыс рублей. Мы воспитываем кадры, обучаем работе на современном оборудовании, а они уходят в производственные лаборатории, где зарплата вдвое выше. Тем не менее, все полностью отдаются своему делу. У нас нет такого - выходные, праздники… Если что-то происходит, люди поднялись и поехали, поскольку потом сложно будет отыскать следы воздействия на окружающую среду.

- Экологию сегодня можно назвать политической наукой. То есть, состояние окружающей среды или угроза его ухудшения могут стать причиной принятия политических решений. Как это было, к примеру, с отказом от строительства газохимического завода в Мегино-Кангаласском улусе. Политика как-то влияет на вашу работу?

- Думаю, что любые такие риски у нас исключены. Каждая проба, при поступлении в лабораторию шифруется под определенным кодом. И даже, если бы специалист, проводивший лабораторные исследования, каким-то образом захотел скорректировать результаты, то он просто не знает, откуда данная проба. Кроме того, все данные заносятся в федеральный реестр и выборочно регулярно проверяются соответствующими структурами. За фальсификацию результатов лично руководителю учреждения грозит штраф 400 тыс рублей. А лабораторию и вовсе могут лишить аккредитации. В аккредитованных лабораториях сейчас никто не пойдет на подлог под угрозой таких санкций.

В своей работе мы активно используем опыт общественников. К примеру, жители Тас-Юряха были правы, когда били тревогу по строительству производственного водозабора на реке Большая Ботуобуйа. По приглашению местных жителей в 2016 году совместно с Якутгидрометом провели гидрологические исследования. Доказали, что недропользователь при составлении проекта водозаборной станции использовал некорректные данные. Что позволило изменить решение и перенести строительство объекта в другое место.

Нам поставлена задача сделать работу максимально прозрачной. Для этого на днях Министерство запустит цифровой экологический паспорт Якутии, который будет доступен для любого пользователя Интернетом. В несколько кликов можно будет посмотреть какие лицензии на какие объекты выданы, какие мероприятия проводят инспекторы охраны природы, какие штрафы и за что выписаны предприятиям. Предприятия, как мы ожидаем, сами тоже будут дополнять базу данных сайта, поскольку их на это стимулирует действующее законодательство: чем больше открытость, тем меньше проверок. Новый информационный ресурс будет очень интересен не только специалистам, но и самому широкому кругу якутян. Этой презентацией мы завершим Год экологии в России. А работа наша будет всегда востребована. Сейчас составляем планы на новый 2018 год.

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, Якутск Вечерний

Новости на Блoкнoт-Якутск
4
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое