Якутск Четверг, 21 Сентября
Телефоны рекламного отдела:

Информационный портал «Блокнот Якутска» – это не только самые свежие и интересные новости города, но и своеобразный справочник Якутска, который помогает найти нужный товар и услугу или партнеров по бизнесу.

Наш портал работает ежедневно и круглосуточно. Здесь вы можете узнать о самых интересных событиях в жизни города, а также активно участвовать в обсуждении прочитанного.

Хотите быть в курсе всего? Начинайте свой день с нашим сайтом.

В этих местах не дадут на трассе умереть - байкер Андрей Воробьев

Общество, 09.09.2017 07:35
В этих местах не дадут на трассе умереть - байкер Андрей Воробьев

На фото: Андрей Воробьев

Когда одних к пенсии тянет к земле и дачной жизни, других зовут горы и дальние дороги. Взвалив на спины рюкзаки или оседлав мотоциклы, они не могут понять, зачем им это нужно. Но вернувшись из похода, мечтают о следующем, всю зиму с тоской крутя гайки и завязывая ремешки. 

В свои 50 бывший милиционер Андрей Воробьев из Нерюнгри стал именно таким человеком. Пока за его спиной лишь несколько десятков тысяч километров на верном «железном коне». А планов – на две жизни. Хотя он уже прекрасно знает, как тяжело их будет осуществить.

DSC01148.JPG

Андрей ВОРОБЬЕВ:

- Этим летом я проехал на мотоцикле от Нерюнгри до Магадана. Как-то встретил байкеров из центральной России, и они удивились, что я не был в Магадане. Магадан – это некий символ, где для сухопутных кончается Россия. Дальше дорог нет. И, омыв ноги в Тихом океане, туристы возвращаются домой. Но если люди едут в Магадан через всю страну, то нам стыдно там не побывать – какие-то 2800 км от Нерюнгри. Прикинул по свои прежним маршрутам, что доеду туда за пять дней. Но трасса «Колыма» забрала все восемь. Раз 30 хотел вернуться, но все-таки ехал вперед.

Как и многие в Нерюнгри, Андрей Воробьев родился далеко от Якутии. Первые полгода жизни провел в Томске, откуда с родителями переехал в Алдан. Еще через несколько лет семья поселилась в Сангарах, где Андрей пошел в школу. А в 1977-м переехали в Нерюнгри строить Южно-якутский территориальный производственный комплекс. После школы поступил в Иркутский политех, отслужил. После института работал горным мастером в Нерюнгринском угольном разрезе. А в 1993 -м круто поменял жизнь.

DSC06299.JPG

- Я пошел работать в милицию. Платили там меньше, чем в разрезе, но зато регулярно. А в «Якутугле» в то время зарплату продуктами давали. У меня уже была семья.  Чтобы прокормить ее, надел погоны, то есть экономическая причина все же была главная. Но, наверное, еще какого-то геройства и экстрима мне не хватало. Отслужил в органах 15 лет. Ушел в отставку с должности старшего оперуполномоченного по особо важным делам Управления по борьбе с оргпреступностью. В 2008-м РУБОПы ликвидировали, а переходить на другую работу в милиции мне казалось неинтересным. Полгода искал новое место, потом устроился начальником службы безопасности одной из нерюнгринских компаний.

DSC06246.JPG

- Андрей, а тяга к мотоциклу давно появилась?

- По молодости гонял. Но после одного падения с травмой забыл про мотоцикл на 20 лет. А в 2013-м с сыном Сашей были в Марокко. Я взял напрокат скутер, посадил Сашу перед собой, зажал его коленями. И так мы поехали смотреть страну. Мы были в таких местах, куда никогда не возят туристов. Два колеса дают огромные возможности для того, чтобы увидеть мир. Пешком, наверное, их будет еще больше. Но я пока остановился на байке. Ну, как вы еще, к примеру, можете увидеть в турпоездке порт на берегу Атлантического океана? Как в гавань заходят баркасы, как из них выгружают рыбу. Было очень интересно, плюс вольный дух ветра. Там я снова заболел мотоциклом. И, вернувшись в Нерюнгри, сделал первую покупку. Тот мотоцикл был с двигателем 500 куб см, сейчас у меня 850 кубов.

- Что мощности не хватало?

- Дело не в мощности, а в классе мотоцикла. Первый был у меня больше шоссейник. А по нашим дорогам нужен, так сказать, внедорожник. Тогда ты можешь реально все увидеть, везде побывать.

DSC06086.JPG

- Андрей, а почему вы путешествуете один?

- Путешествие на мотоцикле – относительно бюджетный вариант. Но чтобы собраться вместе куда-то поехать, нужно сложить много факторов: время, желание, наличие подготовленного байка. Пока найти таких попутчиков мне не удавалось. Хотя по трассе знакомишься с байкерами и не редко часть пути проделываешь вместе. В прошлом году я поехал в Томск, где давно не был, и где могилы предков. На заправке разговорился с байкером. Выяснилось, что он едет в Монголию, куда я тоже мечтал. Был бы на машине, наверное, сильно бы подумал. А что для мотоциклиста крюк в какую-то тысячу километров? Ерунда.

Поехали с ним в Монголию на озеро Хупсугул. Красивейшее, удивительное место. Хупсугул еще называют младшим братом Байкала. Там полное отсутствие признаков индустриальной эпохи. Единственным напоминанием о ней служил ржавый катер еще советских временна на берегу. В общем, нетронутые места. Хотя и там наших туристов хватает. В основном, это иркутяне, которым близко до Хупсугула. Сейчас Монголия уже безвизовая, так что проблем никаких нет. Пока ставил палатку, подходят: «Вы хариусов едите?». «Еще бы не едим». Другой тоже тащит рыбу. Так нас все время туристы и кормили. Рыбалка на Хупсугуле отменная, а из Монголии нельзя вывозить никакие природные ресурсы. В общем, что поймал, то и съел на берегу. Так что рыбой там угощают с большим удовольствием, только бери.

озеро Хупсугул Монголия.jpg

- А не опасно вот так в одиночку на мотоцикле по стране?

- У меня не было ситуаций, которые нельзя было разрулить разговором. Начинаешь говорить - и напряг спадает. Оружие с собой не вожу. Считаю, что оно только усугубит проблему, а не поможет ее решить. Байкеры всегда коммуникабельны, идут на контакт.  Представление о них как о суровых парнях зачастую обманчиво. По трассе всегда разговариваешь с людьми, будь то в кафе, магазине или на заправке. Часто сами подходят, интересуются, предлагают помощь.

Вообще в байкерской среде считается, что Якутию от Нижнего Бестяха в районах Чурапчи и Ытык-Кюеля нужно проскакивать без остановки, поскольку местные ребята очень проблемные. Но я для себя этот миф полностью развеял. На заправке в Чурапче ко мне на джипах подъехали парни, стали расспрашивать - кто да что. Потом выяснили, что у нас общий знакомый тренер по боксу в Нерюнгри Анатолий Петрович Леошко. Их тренер ему привет передал и сказал, что, если будут проблемы дальше в Якутии, всем тренерам по боксу от него привет тоже передавать. К счастью, не пригодилось. Расстались почти друзьями, даже обнялись.

- Так что, они пообниматься подъезжали?

- Мотоцикл всегда вызывает интерес у местного населения. А тут видят, еще и номера якутские. Вот и подъехали узнать откуда. Никакой агрессии, никаких проблем, чего нельзя сказать про их дорогу. Федеральная трасса «Колыма» - это ужас какой-то. Плетешься по колдобинам, только переключишься на вторую скорость, разгонишься до 30-40 км/ч, как влетаешь в пылевую лужу. Это яма, заполненная то ли мельчайшим песком, то ли пылью. Ее вообще не видно, пока не влетишь. Я несколько раз хорошо попадал. В седле держался, но мотоцикл сильные удары получал. В результате у меня оторвался багажник, кое-как доехал до Ытык-Кюеля и там застрял на два дня. На дороге встретил тольяттинского байкера, который с Магадана ехал. Так у него под Чурапчей вообще рама лопнула.

Во время дождей впереди смыло мост где-то около Хандыги, и дороги не было. Вот я и пережидал это время в Ытык-Кюеле. Очень мне люди понравились. Я, кажется, был там единственным русским. Кого не спросишь, все покажут, расскажут, если надо, то даже проводят. Татьяна Табунанова, у которой снимал комнату, каждое утро мне яичницу приносила, помогла найти мастера для ремонта мотоцикла.

Со сварщиком Михаилом из Ытык Кюеля.jpg

Это вообще отдельная история. В Ытык-Кюеле живет сварщик по имени Михаил. Ему где-то за 60. И он варит аргоном. В Нерюнгри есть аргон, в других городах, а на селе его практически нигде нет. Причем Михаил занялся сваркой в весьма зрелом возрасте. И это для него в какой-то мере хобби. И вот они со своей бабушкой, в смысле женой, выискивают в Интернете какие-то материалы, оборудование выписывают. Михаил исключительно металл чувствует. Я сразу его телефон в моточат выложил: имейте ввиду, что в Ытык-Кюеле есть такой мастер.

- Андрей, а насколько байкерское сообщество организовано?

- Это не организация, а  именно сообщество. У нас свои чаты, группы в мессенджерах, где все мы постоянно общаемся, рассказываем, где кому помогли, а где подставили. То есть по трассе ты уже знаешь, к кому можно обратиться за помощью. У меня сейчас по всей стране друзья-байкеры. Когда я ездил в Томск или Благовещенск, останавливался у них. Есть так называемые байк-посты, где байкеру в дальняке, как у нас называют дальние походы, бесплатно предложат обед, ночлег, помогут сделать какой-то мелкий ремонт. Мы в Нерюнгринском районе тоже такой байк-пост организовали. В этом нам очень помогло руководство «Нерюнгриэнергоремонта». И кто едет в тот же Магадан, звонят мне, там останавливаются. Ну, а если нет байк-постов или знакомых мотоциклистов, то выкручиваешься как можешь.

Клуб Северный ветер Нерюнгри.jpg

Когда ехал в Магадан, первая ночевка была в Улуу. На заправке познакомился с двумя байкерами из Чехии – парнем и девушкой. Они приехали раньше меня и успели забить место на диванчике в шиномонтажке. Не ахти какие условия, конечно. Но все же спальники есть где бросить. А в Улуу два кафе и заправка – вот вся туристическая инфраструктура. Поехал по поселку, смотрю, у какого-то ангара мужики курят, армяне. Спросил, где можно заночевать, проводили в свое общежитие дорожников. В Хандыге в кафе рядом обедал какой-то парень. Как потом выяснилось, Леха с шиномонтажки. Спрашивает:«Поедешь сегодня дальше?». Говорю: «Наверное, нет, здесь ночевать буду». «Нашел уже где?» «Еще нет» «Тогда пошли ко мне». Вот так и едем.

Вообще я понял, что в этих местах тебе не дадут на трассе умереть. Всегда помогут, накормят, дадут крышу. В западной России люди тоже отзывчивые, но, конечно, не до такой степени. Все-таки у нас в характере помогать. Жизнь в суровых условиях научила.

Когда выехал из Ытык-Кюеля, до Магадана ехал пять дней по дождю. Восемь часов простоял у разлившейся через дорогу реки. Обычно этот ручеек просто перешагивают. Он бежит через трассу, нет ни трубы, ни моста. А во время дождя он разлился метров до 30 шириной, валуны ворочал. Я на мотоцикле, конечно, не рискнул в него соваться. А трафик там вообще никакой – раз в час-полтора машина проедет и все. И то одни наливники и УАЗики, на которых мотоцикл не перевезешь. Тут с другой стороны две фуры едут. Мужики остановились, развернулись прямо на дороге. Мы впятером мотоцикл в фуру закинули, переехали через реку и там выгрузили. И никаких разговоров о деньгах.

DSC06383 (1).JPG

Еще один пример удивительной заботы. Где-то в районе Уолбы на несколько часов вышло солнце. И дорога сразу пыльной стала. Сзади меня догоняет наливник с огромной красной кабиной. Пристроился в хвосте и едет. Я разогнаться не могу – дорога плохая. И он не обгоняет. Когда за тобой такая машина едет, чувствуешь себя неприятно. Я остановился, чтобы пропустить ее. Машина тоже остановилась. Из нее вышел мужчина саха – Прокопий из Хандыги. Поговорили, а он потом: «Ты езжай вперед, а я за тобой поеду, чтобы не пылить». Так он меня до самой паромной переправы через Алдан провожал, прикрывая своим автопоездом, чтобы другие не обгоняли. Так что я там не людей боялся, а зверей. Рассказывали, что медведей много, и ночевать в палатке я не решался. Старался доехать до какого-нибудь населенного пункта.

- Андрей, вы сказали, что раз 30 порывались прекратить поездку в Магадан и вернуться домой. Неужели так медведей и разлившейся реки испугались?

- Да дело не в медведях, конечно. Когда после Ытык-Кюеля пошли дожди, дорога превратилась в сплошную вязкую глину. Мотоцикл покрылся глиняной «шубой». А что такой глина? Это абразив, который забивается во все щели. Приходится разбирать мотоцикл, все промывать. Глина была даже на подшипниках, защищенных сальниками. Несколько раз мой мотоцикл начинал скрипеть, греметь, приходилось его разбирать и чистить. Из-за глины то тормоза отказали, то другие неприятности с цепью, колесами и т.д. Ехать по ней почти невозможно, еле плетешься. Потому что, если разгонишься, легко упасть. И вот это пять дней под дождем. В одном месте дальнобойщики сказали, что за моей спиной мост смыло. Тут уже возвращаться было некуда, только вперед.

надпись на перевале Саян.jpg

Посмотрел Магадан. Город и люди мне очень понравились. Окунулся в Охотское море. И отправил мотоцикл домой транспортной компанией, сам - на самолет. Обратную такую дорогу мотоцикл бы точно не выдержал. Потом из Нерюнгри с сыном в Восточные Саяны поехали, шесть дней с рюкзаками в горы поднимались. Красота неописуемая.

восхождение на Саяны.jpg

- Андрей, вы спортом занимаетесь?

- Лет 20 увлекаюсь горными лыжами и сыновей на них поставил. Ну и хожу в спортзал, так, без фанатизма. В 2009-м ехал на своей машине из Иркутска в Нерюнгри. В Иркутске закурил и выбросил последнюю сигарету. Всю дорогу мучился, а по приезду домой решил, что надо и дальше держаться. С тех пор ни сигареты, а курил где-то пачку в день. Просто в какой-то момент почувствовал, что организм исчерпывает свой ресурс. Что мне уже тяжело двигаться, постоянно одышка. Вот и пришлось бросить курить после стажа 25 лет.

- Так понимаю, что строите новые планы на свой мотоцикл?

- Конечно, этот драйв уже ничем не заменишь. После тяжелого дальняка, помнишь только хорошее. И, возвращаясь домой, сразу думаешь – куда поедешь в следующем отпуске. Для меня поездки на мотоцикле – новый формат проведения отпуска. Когда ты в кабине, между тобой и людьми как будто стена. А на мотоцикле ты общаешься с местными на равных, видишь их жизнь изнутри.

Но теперь у нас и в Нерюнгри дел хватает. Три года назад я был единственным представителем мотосообщества нашего города на фестивале «Мойка мотоциклов» в Благовещенске. Через год нас там было уже восемь. Мы организовали мотоклуб «Северный ветер. Нерюнгри». Нас там восемь членов, хотя байкеров в городе гораздо больше. Кто-то хочет сохранить самостоятельность, есть члены клубов из других городов. Проводим открытие мотосезона, другие мероприятия. Собираемся, обсуждаем планы, делимся полученными впечатлениями.

- А вас не заставляют в политических шоу участвовать, как это делает ваш коллега Хирург, катаясь на байках вместе с Путиным?

- К нам поступали предложения от политических партий проехать по городу с их флагами. Но мы отказывались. Мы не лезем в политику. Но проехали с российскими флагами и дымовыми шашками в День флага. Это общий праздник, и мы с удовольствием в нем участвовали.

- Андрей, вы говорите, что путешествие на мотоцикле достаточно бюджетное. Но сколько денег нужно, чтобы купить мотоцикл, амуницию?

- Диапазон цен очень широкий. Верхней планки, наверное, вообще нет. Но я сторонник «золотой середины». В принципе, нормальный байк можно взять тысяч до 200. Конечно, это не новый, новый очень дорого стоит. Плюс желательны кожаная куртка и штаны – это не наши понты. Лучше кожи для байкеров пока ничего не придумали. В случае падения она не рвется и может защитить. Нужны крепкие ботинки, которые держат форму при сдавливании. Все это можно купить тысяч за 50. Самая дешевая каска стоит в районе 3 тысяч рублей. Плюс стандартный набор путешественника: палатка, спальник, котелок, топор. Вот, в общем, и все. Потом нужно только желание. Ведь весь мир у твоего колеса.

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, Якутск Вечерний

 

 

Новости на Блoкнoт-Якутск
байкерыАндрей Воробьев
0
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое