Якутск Суббота, 15 Декабря
Общество, 13.01.2018 06:05

В Якутии создают уникальный реабилитационный центр

В Якутии создают уникальный реабилитационный центр

В Нерюнгри откроется новый современный коммерческий медицинский центр. Наверное, эта новость была бы интересна лишь специалистам и потенциальным пациентам. Но за историей создания центра стоит судьба человека, продолжающего переживать все ужасы перенесенной травмы. Дмитрий Самохин уверен, что теперь у многих нерюнгринцев и других якутян, имеющих серьезные проблемы со здоровьем, появится шанс на выздоровление. Шанс, которого не было бы у него, получив он травму дома.

Дмитрия Самохина в Нерюнгри знают многие. В прошлом успешный предприниматель в последние годы работал первым заместителем мэра города. В сентябре 2017-го планировал участвовать в выборах главы поселка Серебряный Бор. И в мае взял отпуск, который в преддверии ожесточенной предвыборной кампании с женой решили провести на курорте. Вьетнамский Нячанг встретил Самохиных радушно.

Все изменилось 10 мая, когда они выходили с концерта. Дмитрий оступился у бассейна и упал шеей на бордюр. В себя он пришел только в реанимации.

Дмитрий САМОХИН:

- Память стерла момент, когда я упал у бассейна. Никаких претензий к отелю не имею – виновата только моя невнимательность. Я понимаю, какие мысли напрашиваются. Поэтому сразу скажу: был трезв. Перед концертом выпил бокал виски, но за время мероприятия алкоголь выветрился. В больнице у меня сразу взяли кровь на алкоголь, и результат был отрицательным. По условиям медицинской страховки, если травма получена в состоянии опьянения, случай признается нестраховым. Но все мои расходы за границей, включая перелет в Москву, покрыла страховка.

Я пришел в сознание на следующий день 11 мая. В реанимации меня зафиксировали и подвесили груз, чтобы вытянуть позвоночник. Спинной мозг не был разорван, но его передавили шейные позвонки, которые и вытягивали при помощи груза. Нижнюю часть туловища я вообще не чувствовал. 14 мая сделали вторую, самую важную операцию. Скрепили три шейных позвонка скобами, что-то еще, и 15-го я почувствовал ноги. Трудно представить, что я тогда пережил. Ведь была реальная опасность, что никогда не смогу ходить. А теперь появился шанс. Впрочем, признаюсь, во Вьетнаме еще не раз у меня были минуты отчаяния.

- Сколько времени вы провели во вьетнамской больнице?

- С 10 мая по 19 июня. Сначала со мной была жена, потом прилетел отец. Жена вернулась в Нерюнгри к нашим троим детям.

Это были очень тяжелые дни. Неимоверная жара, высокая влажность, чрезмерно острая и соленая пища. Это можно легко перенести недели две, когда ты здоровый и на курорте. А когда лежишь прикованный к кровати, высокое давление, боли, и тебя полтора месяца кормят вьетнамской пищей – это настоящая пытка. К тому же, языковой барьер. Когда ты не можешь ни воды попросить, ни объяснить, что элементарно в туалет нужно. И тебе не могут сказать, какие повреждения получил и чего ждать в будущем.

Когда я пришел в себя в реанимации, почувствовал острую боль под лопаткой. Оказалось, что там лежал какой-то кабель, который медики не заметили. Я просил, чтобы его убрали, но меня никто не понимал. Я сутки пролежал на остром кабеле, после чего на спине появился огромный шрам, кровоточавший несколько месяцев. Сейчас он уже зарубцевался, но с таким клеймом на треть спины мне до конца жизни быть.

Главное, что вьетнамские врачи сделали невозможное, дав мне шанс встать на ноги. В госпитале был настоящий кудесник, который так провел операцию, что ахнули даже московские медики. А ведь я считал, что медицина во Вьетнаме на достаточно низком уровне. Врач провел операцию по уникальной методике. В России к шейным позвонкам хирурги добираются сзади. А вьетнамский доктор оперировал меня через горло.

Когда в госпитале Нячанга врачи сделали все возможное, встал вопрос о транспортировке меня в Россию. Те лайнеры, что летали в Хабаровск и Благовещенск, не могли взять на борт лежачего больного. Нужен был очень большой самолет, который летал только в Москву. Страховая компания выкупила для меня три билета и оплатила сопровождение медика. Так, лежа, 19 июня я и прилетел в Москву, где потом полтора месяца проходил реабилитацию в двух частных клиниках.

Спасибо друзьям, которые договорились о моей реабилитации и финансово помогли. В первой клинике меня научили стоять, а во второй сделал первые самостоятельные шаги. А потом еще было лечение в Израиле.

- Дмитрий, как вы себя сейчас чувствуете?

- Для той травмы, что у меня была, чувствую себя на пять с плюсом. Я только что вернулся из Москвы, где впервые с мая сел за руль. Столичный доктор, сопровождающий меня несколько месяцев, сказал, что его пациенту с похожей травмой для достижения таких же результатов потребовалось шесть лет.

Я никогда себя не жалел. В реабилитационной клинике занимался по шесть часов в день. Меня медики останавливали, чтобы чрезмерными нагрузками не сорвал себя. Травма уже не беспокоила, но нужно было научиться ходить. Оказывается, те мышцы, что мы качаем в спортзалах, для ходьбы вообще не нужны. Под ними есть другой мышечный слой в тазобедренной части, коленных суставах и голеностопе. За время моего лежания во Вьетнаме он атрофировался. Прокачать эти мышцы без специалистов практически невозможно. Те результаты, которые я уже добился, во многом стали возможны благодаря хорошей физической форме, в которой находился до травмы. Профессиональным спортом никогда не занимался, но в школе - десять лет тренировки по дзюдо, в Нерюнгри регулярно ходил в тренажерный зал.

Мне все говорят, что смогу восстановиться полностью. Но думаю, они лукавят. Все-таки после такой травмы полное восстановление вряд ли возможно. Каждый новый успех мне дается все труднее. Если в начале реабилитации каждый день радовался каким-то своим маленьким победам, то потом на них требовались уже недели, а сейчас – месяцы. Каждый день у меня две тренировки по 40 минут. И в любое свободное время становлюсь на беговую дорожку, по 2 км бегаю. Когда потеплеет, начну заниматься на улице.

- Дмитрий, вы приняли активное участие в создании в Нерюнгри нового реабилитационного центра. Вас к этому сподвигла перенесенная травма?

- Когда я осенью вернулся в Нерюнгри из московских клиник, обратился к давней знакомой Анне Софроновой. Она профессиональная медсестра, косметолог, травматолог, обучалась массажу в Китае. У Анны девять лет свой медицинский кабинет. И мне нужна была ее профессиональная помощь. Однажды она призналась, что хотела бы открыть в Нерюнгри полноценную реабилитационную клинику для тех, кто перенес травмы, инсульты, инфаркты, больных ДЦП детей и т.д. Конечно, я не мог остаться равнодушным.

Вы понимаете, если бы со мной такое приключилось в Нерюнгри, я бы никогда не встал на ноги. Сам медицинский регламент в России исключает возможность моей реабилитации. После операции лежишь в больнице. Когда выписываешься, минимум месяц, если очень повезет, уйдет на оформление инвалидности. И только затем тебе дадут индивидуальный план реабилитации и поставят в очередь в реабилитационные клиники страны, где можешь ждать полгода или два года… И только потом попадаешь в реабилитационный центр, когда время уже безвозвратно потеряно. Моей реабилитацией врачи занялись еще во Вьетнаме сразу после операции. Результат, как говорится, налицо.

Даже если у тебя много денег, ты обречен в Нерюнгри. Элементарно ты не сможешь вылететь даже в Москву, потому что нет таких пассажирских самолетов для транспортировки лежачих больных. Да и клинику еще найти надо. Если что-то подобное появится в Нерюнгри, а весной центр начнет работать, то у сотен наших земляков появится шанс.

Я помог Анне составить бизнес-план, защитить его и стать резидентом Технопарка. Этот проект условно коммерческий, больших денег на нем не заработаешь. И здесь нужна поддержка государства. Резиденты Технопарка получают ряд преференций – ту же коммуналку государство оплачивает. А значит, стоимость реабилитации для пациентов будет ниже, чем при полной коммерциализации проекта.

Учитывая свой опыт реабилитации и полученные таким образом связи в медицинских кругах, я обратился в израильскую клинику, где мне дали перечень необходимого оборудования. Помог найти инвесторов, согласившихся вложиться в проект. В центре будет самое современное израильское оборудование, на котором реабилитацию проходил и я. Из Москвы приедет специалист, который будет обучать наших медиков работать на нем.

- Дмитрий, как у вас на все хватает времени? Реабилитация, содействие проекту медицинского центра. Как, кстати, у вас сейчас с работой?

- После травмы я снял свою кандидатуру с выборов главы Серебряного Бора. Поселку нужен мобильный, здоровый руководитель. А я этим критериям пока не соответствую. По той же причине сам ушел с должности первого заместителя главы Нерюнгри. Но без работы не остался, мне предложили возглавить муниципальное предприятие «Лифтремонт». Ну, а время… времени, на самом деле, всегда много. Нужно лишь уметь им распоряжаться. Я и раньше не был бездельником. А теперь вдвойне научился считать каждую минуту, радоваться каждому движению.

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, Якутск Вечерний

Новости на Блoкнoт-Якутск
Дмитрий СамохинНерюнгримедицинский центр
5
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое