Якутск Четверг, 14 Декабря
Телефоны рекламного отдела:

Информационный портал «Блокнот Якутска» – это не только самые свежие и интересные новости города, но и своеобразный справочник Якутска, который помогает найти нужный товар и услугу или партнеров по бизнесу.

Наш портал работает ежедневно и круглосуточно. Здесь вы можете узнать о самых интересных событиях в жизни города, а также активно участвовать в обсуждении прочитанного.

Хотите быть в курсе всего? Начинайте свой день с нашим сайтом.

Якутянка спаслась бегством от заморских врачей

Общество, 17.11.2017 06:44
Якутянка спаслась бегством от заморских врачей

На фото: Марина Афанасьева до и после отдыха на Бали

Прижимая к себе сумочку с документами и полы развевающегося на ветру платья, накинутого на голое тело, белая женщина выбежала на оживленную трассу. За ней гнались два индонезийца. Сегодня Марина Афанасьева почти с юмором вспоминает свой побег из балийской больницы, но 9 ноября ей было совсем не до смеха.

Адвокат из Нерюнгри Марина Афанасьева на себе экономить не любит. Если отдыхать за границей, так достойный отель с лучшей медицинской страховкой. Вот и теперь, отправляясь на Бали, она приобрела вип-пакет, позволявший, как надеялась Марина, в случае несчастья рассчитывать на максимальную медицинскую помощь.

Отдых как-то сразу не задался. По дороге из Хабаровска в Сеул в самолете съела омлет с грибами и сразу почувствовала себя плохо. Восьмичасовой разрыв между рейсами в Сеуле пережила с трудом: мучали боли в желудке и рвотные позывы. Но до заветного курорта она все-таки добралась. Оказавшись ночью в гостиничном номере, почувствовала себя совсем плохо. Принятые таблетки результата не дали. И через сутки вся кровать, на которой потеряла сознание Марина, была залита кровью.

Марина АФАНАСЬЕВА:

- Путевку я купила в Нерюнгри. Ни к туроператору, ни к принимающей стороне претензий не имею. Но я твердо уверена, что меня активно разводили на деньги балийская больница и наша страховая компания. В дороге я сильно заболела. Чем, кстати, официально мне так до сих пор и не сказали. На Бали меня встретил русскоговорящий индонезийский гид и отвез в отель. Я даже вещи разбирать не стала. Выпила угольные таблетки и легла спать. Утром в кафе съела пару ложек каши. Потом с гидом в аптеке купила антибактериальные препараты. Через несколько часов почувствовала себя совсем плохо: началась рвота и диарея, сопровождаемые обильным кровотечением. Едва доползла до кровати, как упала в обморок. Когда пришла в себя, крови было столько, как будто я человека зарезала.

Меня доставили в больницу, что-то вроде нашей скорой помощи. Прокапали, и мне стало лучше. Отпустили в отель, посоветовав обратиться к профильному медицинскому специалисту. А вечером сердце как будто из груди хотело вылететь, боль в висках. Когда меня снова привезли в местную скорую помощь, давление было 60 на 40, гемоглобин в три раза ниже нормы. Но чтобы перевести меня в специализированную клинику, нужны были гарантии моей страховой компании.

У меня в Военной страховой компании (ВСК) была вип-страховка на 50 тысяч долларов. Но когда меня осмотрели в больнице, нашли шрам. Врачи через переводчика спросили – что это. Говорю, что в 1994 году прободную язву оперировала. На этом основании, как мне потом сообщил переводчик, страховая компания отказалась оплачивать всю страховку – типа это не страховой случай, поскольку у меня имелось хроническое заболевание. И страховка составляет всего 2 тысячи долларов.

- Марина, но ведь речь шла уже о вашей жизни. Может быть, стоило заплатить, сколько требует больница, а потом разбираться со страховой?

- Это было в субботу, 4 ноября. В больнице мне предоставили счет за два дня до понедельника, по которому лечение стоит 800 долларов США. Мне предложили сразу их заплатить, но деньги были в отеле. Когда меня прокапывали в больнице в первый раз, содрали 100 долларов за лекарство, якобы страховки на них нет. Поэтому сейчас я положила в сумочку долларов 400, как говорится, на всякий случай - в надежде, что все остальное страховка покроет. И, поскольку не смогла внести 800 долларов предоплаты, у меня в залог попросили паспорт. Я его отдала.

Мне сделали УЗИ, рентген, отправили в реанимацию. Пришла в себя на следующий день. Начали переливать кровь, поскольку была большая кровопотеря. И мне вернули паспорт. То есть, как мне объяснил переводчик, страховая дала гарантию, что все оплатит.

- С кем из российских представителей вы поддерживали связь?

- С туроператором и женой нашего консула на Бали.  Они мне тоже сказали: раз паспорт вернули, значит, все хорошо. На следующий день в понедельник меня переводят в другую палату, где душ, телевизор и кожаный диван. А вечером я обалдела: на ужин мне, человеку после реанимации, приносят стейк из свинины, картофель фри и спаржу с чесноком. Я фри здоровая то не ем, а здесь, тем более, отказалась. У меня желудок болит, мне бульоны нужны. А они мне все потом продолжали носить лазанью, пиццу с острым соусом.

При этом из всех процедур мне иногда кровь да физрастворы капали. В понедельник я себя чувствовала уже более-менее и, честно говоря, проводить весь отдых в больнице совсем не хотела. На меня же надели памперсы и запрещали ходить, пока я скандал не устроила. Я им за это время, если честно, весь мозг выела. Переводчик, жена консула, туроператор постоянно общались с медиками и страховой.

Когда подняли гемоглобин, врач сказал, что нужно делать энтероскопию. Но это же не какая-то экстренная операция. И я сказала, что, если не будет гарантии оплаты от страховой, не соглашусь.

- Сколько стоила эта процедура?

- Я не знаю вообще, сколько что там стоит. Я подписала два счета на общую сумму 250 долларов, из них 150 за реанимацию. Больше мне на подписи никакие счета не приносили, никакого согласия на другое лечение я не давала. 7 ноября врачи сказали, что страховая дала согласие на энтероскопию. Процедуру провели почему-то под наркозом, но бог с ними. Это был уже четвертый мой день в больнице, и я потребовала выписки. После долгих переговоров с персоналом сказали, что выпишут завтра. Тут я уже напряглась: никакие процедуры мне не делают, тогда зачем меня еще здесь держать? Я же понимаю, что это денег стоит.

- Теперь вам диагноз поставили?

- Жене консула сказали, что у меня что-то типа гастрита, но никаких бумаг не дали. Я все же добилась, чтобы меня выписали в этот день. Но медики заявили, что нужно или дождаться оплаты их услуг страховой компанией, или оплатить самой. А потом уже разбираться в России. Ну, или опять отдать им свой паспорт и идти в отель. Я естественно отказалась и опять начала названивать в Россию. Утром 9 ноября пришел администратор больницы и сообщил, что страховая платит только 1650 долларов, а мне, значит, нужно внести 3350. Якобы страховая мне звонила, и я с этим согласилась, чего не было.

Я начала разбираться: вы выставляли в страховую счета на мое лечение? - Да. - Что она сказала? -Ваша страховая получала счета и не возражала.

Я возмутилась: я подписала счета только на 250 долларов, откуда появилась сумма 5 тысяч? То есть мое нахождение в этой больнице обходилось тысячу долларов в сутки, при том, что почти никакие процедуры я не получала. Якобы у меня была дорогая палата, но я ее не просила. Наконец, мне позвонили из ВСК и подтвердили, что у меня лимит страхового покрытия 1650 долларов. Почему мне об этом заранее не сообщили – спрашиваю. А в ответ: мы принимаем решение после установки диагноза.

Якобы на Бали у меня нашли варикозное расширение вен, прооперированную в 1994-м язву, гастрит и хроническую анемию. Но у меня идеальные ноги, и никто УЗИ сосудов не делал, чтобы варикозное расширение установить. А анемию мне поставили потому, что при поступлении был низкий гемоглобин. Так я крови сколько потеряла! В общем, вот так без моей амбулаторной карты страховая установила лимит. Причем, как оказалось, энтероскопию действительно согласовывала страховая компания, чтобы получить диагноз. А когда нужный диагноз появился, отказалась оплачивать процедуру.

- Как вы покинули больницу?

- Я же знала, что ничего не нарушала. Поэтому взяла сумочку с паспортом и пошла днем на выход. Когда проходила мимо поста, администратор пыталась меня остановить. Я говорю: «Гуд бай! Вызывайте полицию». И по ступенькам. Она за мной, за ней охранник. Я постепенно прибавляю шаг, а потом давай бежать. Выскочила на улицу через гараж «скорой помощи». Впереди оживленная двухполосная автомагистраль с высоким бордюром посередине. А у меня в реанимации нижнее белье забрали и не вернули. И вот я в коротком платье на голое тело, забыв про боли, несусь по дороге между мотоциклистами, перепрыгиваю бордюр, а за мной индонезийцы.

Меня догнали возле какого-то кафе. Охранник схватил за руку и пытался тащить обратно в больницу. Я села на лавку и сказала: «Вызывайте полицию». В полиции я могла бы официально рассчитывать на помощь нашего МИДа. А в больнице я сколько могу сидеть? Они пишут на телефоне в программе онлайн-переводчик: это дело не полиции, а их со страховой компанией. Но раз это их дело, то пусть они сами и разбираются.

Я созвонилась с туроператором в Хабаровске, и он посоветовал вернуться в больницу, чтобы меня не обвинили в какой-нибудь провокации. Тут подъехала «скорая помощь», и меня на ней увезли обратно. Но в палату я подниматься не стала, а села на диване в холле. Я не могу этот счет оплатить, а за палату будут набегать новые суммы. Требовала предоставить договор со мной и согласованные мною счета за лечение. Но ничего не получила. Потом администратор сказала, что босс разрешил идти в отель. Но он подключит свои связи, и меня или депортируют, или не выпустят из страны. Я ушла, а охранник последовал за мной. Прыгнула на сидение к первому попавшемуся мотоциклисту, сунула ему двойной тариф до отеля, и мы уехали.

Потом мне несколько раз звонили из страховой. А 10-го вечером они прислали сообщение: «Вернитесь в больницу и оплатите счет». Я попросила туроператора поменять мне дату вылета с Бали на более раннюю. И в ночь на понедельник улетела оттуда. Говорят, что мне повезло: я ушла из больницы в четверг, а с пятницы по воскресенье там был какой-то религиозный праздник, и миграционная служба не работала. А так, если у того больничного босса действительно есть связи, он бы мог вовремя отреагировать и мне на пограничном контроле какую-нибудь пакость устроить.

- Марина, как вы себя чувствуете?

- У меня все болит, я почти не ем. Возможно, это уже нервное. Сегодня (14 ноября – ред.) приехала из Хабаровска домой в Нерюнгри. Завтра пойду в больницу, пройду медосмотр, чтобы установить свой диагноз. Я уверена, что те хронические заболевания, на которые ссылается страховая компания, у меня отсутствуют. Потом буду обращаться во все инстанции, чтобы наказать страховую. Ну, и, конечно, в суд. Вы представляете, в каком состоянии я проходила контроль в аэропорту Бали? Я в Россию прилетела вся согнутая. Я заставлю ответить за этот беспредел.

Я тут посмотрела в Интернете: кидалово страховых за границей – это обычное дело. Люди стараются не связываться и платят, если это небольшие суммы. А там, думаю, меня и больница на деньги разводила, и страховая.

- Что вы посоветуете тем, кто может оказаться в подобной ситуации?

- Нужно требовать копии всех документов. Когда мне сказали, что страховая дала гарантию оплаты, я этого не делала. А когда страховая отказалась, мне никто в больнице их гарантийное письмо уже не дал. Если бы я сразу его попросила, думаю, проблем бы с получением не возникло.

- Вы хотя бы море видели?

- В день перед вылетом сходила к морю и два раза к бассейну. Весь мой «отпуск» на Бали составил 12 дней.

Мы дозвонились по телефону, указанному в медицинской страховке Марины Афанасьевой. Девушка на том конце провода оказалась более чем разговорчивой.

- Вас беспокоит газета «Якутск Вечерний». К нам обратилась Марина Афанасьева из Нерюнгри, которая поехала отдыхать на Бали, там попала в больницу, и ваша страховая компания отказалась в полной мере оплатить ее лечение. Почему так произошло?

- Есть определенные правила страховой компании. Исходя из медицинских документов, у нее стоит диагноз (называет медицинские диагнозы Афанасьевой, которые ей поставили индонезийские медики). В данном случае, к сожалению, есть исключения из основных правил страховых компаний. И покрываются расходы согласно лимиту, потому что у нее было обострение хронического заболевания.

- Это было сделано на основании исключительно индонезийского медицинского заключения?

- Да, у них не было истории болезни. Но там есть результаты исследований, все это нам предоставляется. Мы смотрим не только, что они нам пишут на бумажке, но и результаты исследований. В принципе, у нее есть право собирать все документы, которые дали при выписке, и подавать заявление в страховую компанию. Но, конечно, я не могу сказать, что страховая компания отменит свое решение.

- А вообще такое бывает, чтобы страховая компания меняла свое решение, к примеру, на основании российского медицинского исследования, если оно опровергнет индонезийский диагноз?

- Точно не могу ответить на данный вопрос. Насколько мне известно, нет, поскольку у нас уже есть документы.

- По словам Афанасьевой, вы заказали энтероскопию, а потом отказались ее оплачивать.

- Мы ничего не заказывали. Это решает врач, какие исследования назначить, исходя из жалоб и симптоматики. Мы не можем звонить по телефону и говорить: проведите то или иное исследование.

- Вы давали гарантию индонезийской больнице на оплату обследования и лечения Афанасьевой?

- Мы дали гарантию на госпитализацию, ведь человек обращался с жалобой. После того, как мы получаем полный пакет документов, решается вопрос по поводу оплаты – оплачивается все или есть пункты, которые не покрываются страховкой, как в данном случае.

- И все-таки, гарантия распространяется на лечение, какие-то процедуры?

- Конечно, лечение, процедуры – все входит в гарантию.

- Тогда получается, что человек за границей лечится, зная, что по вашей гарантии все покроет страховка. Его пролечили, а потом вы отзываете свою гарантию.

- Нет, мы свою гарантию не отменяли. Мы нашли смски, по которым ее предупреждали, что решение принимается после получения каких-то результатов.

- Но Афанасьева уверяет, что от страховой компании ей была единственная смска: «Срочно заплатите за лечение, а то вас не выпустят из страны. Ваши данные переданы в полицию».

- Мои коллеги общались и ее проинформировали. Она просто в конце сбежала и ничего не оплатила. Больница нам так пишет, что она отказалась от оплаты и ушла. И пишет претензии к нам.

Судя по настрою Марины Афанасьевой, она будет выяснять, законно ли с ней поступила страховая компания. Но в данном случае настораживает легкость, с какой сотрудник страховой компании раскрыл врачебную тайну, назвав все диагнозы пациентки, что называется, первому встречному, представившемуся по телефону журналистом. Профессиональная компетентность страховщиков здесь вызывает большие сомнения.

 Источник: Сергей Сумченко, Якутск Вечерний

Якутский чиновник, получивший травму во Вьетнаме, рассказал, что пережил

Новости на Блoкнoт-Якутск
ВСКстраховая компаниямедицинское страхованиеБалитуризм
1
2

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое